Юрий МАМИН: НЕТ СТИЛЯ - НЕТ ЛИЦА - журнал Ролан (№8 (53)) - Группа компаний ПарадизParadise Group of Companies Paradise MGN на главную о компанииswitch to english version по-русски
30 октября2 октября
Юрий МАМИН: НЕТ СТИЛЯ -  НЕТ ЛИЦА - журнал Ролан (№8 (53))
кинопрокат
кинотеатры
dvd & blu ray
производство фильмов
фестивали
галерея парадиз
телевидение
полный каталог фильмов
Ролан
Пять Звезд на Павелецкой
Пять Звезд Бирюлево
Пять Звезд На Новокузнецкой
Пять Звезд Щёлковово
Пять Звезд Кострома
Пять Звезд Курск
Пять Звезд Волгоград
Пять Звезд Самара
Пять Звезд Рязань
Пять Звезд Пенза


"9 дней и одно утро" — все о фильме
В пресс-клубе опубликован пресс-релиз фильма, а также постер и фото больших размеров.
29/09/2014
Пирс Броснан и «Человек ноября» принимают эстафету у Джеймса Бонда
В российском прокате успешно стартовал новый шпионский триллер «Человек ноября»" с Пирсом Броснаном в главной роли, хорошо известным в России по франшизе о Джеймсе Бонде.
20/09/2014
"КИНО ЭКСПО"- 2014
Познакомьтесь с фильмами, которые будут представлены на международном форуме и выставке "КИНО ЭКСПО" в Санкт-Петербурге. Презентация "Парадиза" пройдет 22 сентября.
16/09/2014
"Человек ноября" — все о фильме!
В пресс-клубе вы найдете подробный пресс-релиз фильма. Кастинг, локейшн, интервью с актерами и их отзывы о съемках — все для работы с фильмом.
15/09/2014
Человек сентября
Приезд Пирса Броснана в Москву стал одним из ключевых событий культурной жизни столицы. Актер представил новый фильм, в котором сыграл главную роль.
10/09/2014

Юрий МАМИН: НЕТ СТИЛЯ - НЕТ ЛИЦА
Анастасия СТАРЧЕНКОВА; Фото Нат Талыбов, Кирилл Кудрявцев (№8 (53) Октябрь'2005)

Новый проект известного режиссера, сценариста, актера и композитора Юрия Мамина «Не думай про белых обезьян» близок к завершению. Сценарий этой комедийной киноверсии притчи Альберто Моравиа «Лицо халдея» был написан им в соавторстве с Владимиром Вардунасом, вместе с которым он работал над созданием фильмов «Окно в Париж», «Фонтан» и «Праздник Нептуна». По некоторым данным, бюджет фильма «Не думай о белых обезьянах» составляет порядка 2,5 млн. долларов. С Юрием Маминым встретилась наш специальный корреспондент в Санкт-Петербурге Анастасия СТАРЧЕНКОВА.

- Юрий Борисович, у вас музыкальное образование, во многих своих картинах вы выступаете в качестве композитора. Почему именно кино?
- У меня были все данные, способности для того, чтобы стать профессиональным пианистом и композитором. Я окончил музыкальную школу, брал частные уроки, а потом поступил в музыкальное училище им. Мусоргского. Но понимаете, для того, чтобы сидеть за инструментом, нужно или быть фанатиком, или чтобы тебя палкой кто-нибудь бил. Говорят, что отчим лупил Бетховена, заставляя его заниматься, долбить гаммы, и буквально сделал из него композитора. Сам Бетховен в детстве хотел с мальчишками во дворе бегать.
Музыке нужно посвятить жизнь. А я человек, который интересуется очень многими вещами: литература, живопись, возможность подурить, подумать, поразмышлять, сходить куда-то… Можно сказать, что я не стал композитором из-за слишком разбросанного круга интересов. Но я продолжаю сочинять, нередко на ум приходит какой-нибудь мотив. Зачастую
я сам делаю музыкальное оформление к своим фильмам, спектаклям. Чтобы писать музыку для кино, мне вполне достаточно моих знаний, а когда мне их не хватает, я ищу помощника-аранжировщика. Но это лишь хобби.
В общем, я забросил музыку и поступил в театральный институт на актерско-режиссерский курс (мастерская профессора Л.Ф. Макарьева).
Мне было тогда 18 лет, и все тамошние режиссеры были лет на десять старше меня — пришлось быстро взрослеть. По окончании курса я был направлен в город Великие Луки делать дипломную работу, где поставил забавный спектакль "Недоросль", на который учителя запретили ходить школьникам, чем только вызвали всеобщий ажиотаж. После успеха "Недоросля" и еще пары спектаклей я был назначен главным режиссером театра. Правда, потом меня забрали в армию (я ведь на тот момент все еще был юношей призывного возраста). Год я отслужил в духовом оркестре ракетной части. Мне тогда казалось, что у меня украли карьеру, поломали жизнь. Однако, как впоследствии выяснилось, этот год не прошел для меня даром.
- А как вы стали кинорежиссером?
- Благодаря той же армии. Я решил поступить на Высшие курсы кинорежиссеров и сценаристов при Госкино СССР, в мастерскую Эльдара Рязанова, и послал туда вступительную работу. Она называлась "Один день из жизни музыканта духового оркестра, солдата срочной службы ракетных войск…". Работа очень понравилась Рязанову, и он допустил меня к экзаменам. В результате я поступил на двухгодичные курсы. Это были самые счастливые годы в моей жизни. Диплом мой назывался "Желаю вам". Юмор в нем был немного мрачноватый, но оригинальный, и моя короткометражка получила оценку "отлично". Однако фильм не понравился директору студии и парторгу, и разрешение на самостоятельную постановку мне не дали.
- Каким же образом вам удалось снять дебют "Праздник Нептуна"?
- Сценарист и литератор Владимир Вардунас предложил сценарий фильма "Праздник Нептуна". Сценарий мне понравился, и я повез его в объединение "Дебют" при "Мосфильме", где мне отказали, тогда я кинулся к Рязанову, и он эту идею одобрил. В результате фильм стал событием номер один в кино начала перестройки. Это был триумф: во время первого показа на студии зал "лежал", а под Новый год фильм прошел во всех кинотеатрах. Я вошел в десятку лучших режиссеров страны первой же неполнометражной картиной и тут же был принят в Союз кинематографистов. А руководители студии "Дебют" теперь всех авторов, приносивших лирические вещи, просили делать "как Мамин". Хитрость в том, что "Праздник Нептуна" был сделан в виде пародии на героические ленты советского кино: герои валили лес, как в "Коммунисте", ждали шведскую делегацию под музыку Прокофьева, как в "Александре Невском", были там параллели и с "Чапаевым" и с другими известными картинами.
- Следующую свою картину вы делали также по сценарию Вардунаса, который, кстати, сейчас написал сценарий к будущему фильму "Александр Невский" (продюсерский центр "Парадиз")?
- Да, это был знаменитый "Фонтан". Я привез эту картину в Одессу на фестиваль "Золотой Дюк", где среди членов жюри были Рязанов, Жванецкий, Глазунов, Богословский и Коротич. Там фильм получил первый приз, а впоследствии более двадцати главных призов на различных фестивалях мира.
- Вы тесно сотрудничали со сценаристом и режиссером Аркадием Тигаем, у вас много совместных работ…
- С Тигаем мы встретились на картине Семена Арановича "Летняя поездка к морю", где оба были вторыми режиссерами. Вскоре он увлекся написанием сценариев. Однажды он рассказал мне уморительную историю, придуманную когда-то покойным сценаристом Миронером, об окне, которое из Петербурга открывается в Париж. Я поселился у него в квартире, и в течение двух месяцев мы, буквально не выходя из дома, придумывали этот фильм. Советовались с тем же Вардунасом, с Вячеславом Лейкиным (автором сценария "Бакенбардов"). В итоге наша работа понравилась французскому продюсеру Ги Селигману, и он выплатил нам очень большой по тем временам аванс 5000 долларов.
Комедиограф — это человек, который имеет широко открытые глаза и уши плюс парадоксальность мышления. Если у него есть этот дар, как у Гоголя, Чехова, Зощенко, то он видит в вещах, привычных для других, смешное. Тигай, Вардунас, Лейкин — все это люди, которые мыслят так же, как и я. Вскоре нам предстоит взяться за "Окно в Париж — 2", надеюсь, у нас получится.
- Сейчас вы заняты съемками новой картины "Не думай о белых обезьянах"…
- Снова комедия. Очень важно, чтобы финал картины оставлял ощущение эдакой светлой грусти, несмотря на все драматические события, которых в фильме будет немало. В конце все должно быть смешно и забавно.
- У вас в "Бакенбардах" снимался Виктор Сухоруков, что положило начало его известности. Также благодаря вам приобрели популярность Гальцев, Девотченко. А на этой картине будут дебюты?
- Михаил Тарабукин, исполнитель главной роли. Что касается актера Алексея Девотченко ("Последний поезд", "Духов день". — Прим. ред.), то не я его открыл. Я его уже видел в каком-то очередном сериале, хотя надеюсь, его заметят именно на моей картине. Интересен и Анвар Либабов из "Лицедеев", который по сценарию не произносит ни одного слова (его герой дал обет молчания). А Тарабукин, мне кажется, станет просто кинозвездой.
- Как вы его нашли?
- Первоначальное название фильма было "Лицо халдея", и я искал на главную роль кого-то вроде актера Семена Морозова ("Семь нянек", "Сказ про то, как царь Петр арапа женил", "Хождение по мукам". — Прим. ред.). Он не должен был быть красавцем, но обязательно — обаятельным.
В гостинице "Мосфильмовская" были пробы, и ко мне длинной вереницей шли актеры для беседы. Вдруг открывается дверь, и молодой человек прямо с порога начинает говорить: "Я знаю, что вы меня не знаете. Но талантливее артиста, чем я, вы не найдете…" И т.д. и т.п. Сначала я подумал: интересный тип, активный, темпераментный, а потом понял — это он! Главный герой по сценарию бармен, официант, "халдей", такой весь быстрый, наглый. Потом же, у меня все в ритме, в стихах, а Миша словно создан для этого.
Сухорукова я точно так же выбирал. Его посоветовал мне мой друг Володя Студенников (режиссер "Комедии строгого режима". — Прим. ред.). Я ему пожаловался: "Мне нужен "фюрер" такой живой, чтобы темперамент бил ключом". "Ну, есть у нас такой артист в театре, темперамент бешеный, правда, все считают его сумасшедшим…" И вот появился у меня Витя Сухоруков и говорит: "Я знаю, что вы меня не будете снимать, меня никто не снимает, и лучше давайте сразу закончим этот разговор, а то опять обманете и я запью…" Я ему в ответ: "А вот и не обману. Как раз тебя-то и буду снимать!"
- Ваши герои в новом фильме говорят в стихотворной форме и в определенном ритме. Что это означает?
- Это мое ноу-хау. Вячеслав Лейкин написал стихотворный, но достаточно разговорный текст, сделанный так, будто человек случайно попадает в рифму, говоря нормальным повседневным языком. Мы придаем диалогу точный ритм, и артисты работают под метроном  — 3,- 4,- 5-дольный размер. Я попытался достичь эффекта музыкального исполнения. Именно такая форма у знаменитых рок-опер — Jesus Christ — Superstar, Cats…
Актеры поют — зрители попадают под определенный ритм. А ритм, как известно, имеет очень сильное воздействие на человека, начиная с ритуалов африканских племен и заканчивая сегодняшними дискотеками и рок-концертами.
Я рассчитываю создать у зрителя совершенно небывалое ощущение. Ощущение ритма от немузыкального номера. Это очень интересно!
- Что заставляет вас снова и снова обращаться к комедийному жанру?
- Наверное, я этим занимаюсь потому, что у меня получается. Просто я так мыслю. Я работал и в других жанрах, ставил и драмы, и трагедии. Но серьезное могут делать многие, а смешное — единицы.
о компании  //  контакты  //  вакансии  //  партнеры  //  пресс клуб
 
©2004-2010 Группа компаний Парадиз
+7 495 916 92 20